Материя взгляда/Substance of the sight

«Меня интересует передача новой информации или существующего опыта через невидимые поля земли, воды и воздуха, и способности видеть ее в этих материях».
Денис Синявский

 

В его картинах формы и образы трансформируются, переходят в цветовые пятна, плоскости, становятся эхом узнаваемых сюжетов. Они видоизменяются, сохраняя в себе память того, что обозначали – события. Это узнавание работает на уровне восприятия. «Художник будто порывает со «стоянием на земле» и как наблюдатель дематериализуется...» , фиксируя пространство остановки. Денис Синявский ведет сложный внутренний монолог, где картина превращается в метку самоистолкования, в попытку поступательного освоения реальности. Его своеобразная манера есть то, что живет в нем – собственное отношение к миру.

Мир, поглощаемый тотальным информационным полем, в котором все есть информация и бесконечный обмен, является, в некотором смысле, данностью современности. Художник, существуя в этом потоке, стремится замедлить его. Он предлагает режим восприятия, который оформляется особой моделью конституирования предмета или образа. Он развивает такой способ видения и понимания этого мира, где на первый план выходит воображение. Здесь нет необходимости ждать тот самый «час прочитываемости» (Вальтер Беньямин) либо насыщать/наполнять взгляд. Иными словами, мы не совершаем акт созерцания картины, мы ее воспринимаем. И природная материя становится тем необходимым неотделимым компонентом, который формирует произведение, его магическую составляющую. Символически, живопись возвращается в свое историческое природное: сама вещественная ось картины воссоздает ее как субъект окружающего мира. Так, искусство мыслится не только опытом человеческой жизни, но и других форм органических существ.

Мы наблюдаем взгляд, направленный на нас, находимся под этим взглядом. Мы видим изображения океана, как если бы все его существо смотрело бы на нас. Художник отображает саму материю взгляда, он захватывает зрителя, делает частью произведения – соединяет человеческое и природное. Наблюдатель становится поэтом, выходя в пространство «абсолютной фантазии», оказывается балансирующим на границе живописного. Этот язык продолжает свое воздействие после окончания непосредственного общения/диалога, побуждает заново учиться видеть мир, мыслить его.

«Созерцание мира сменилось проникновением в него», человек достиг «совершенства абстракции современного мышления»: писал Франц Марк в своих афоризмах. Мир, законы, явления и их сущность стали непредставимы. Отсюда стремление искусства сделать «видимым постигнутое тайно» и именно диалог с природой все еще «является непременным условием творчества» (Пауль Клее). Художник Денис Синявский в своих работах исследует «формообразующие силы»: мир символов, объекты внешнего хорошо знакомого мира, которые опосредованно говорят о глубине непознанного. Это истории реальной жизни и заключенного в ней мистического неизвестного. Разворачивая свои поиски, автор делает живописное полотно и конечной целью и свидетельством этого пути, с его перерывами и остановками.

Сегодня только в поле искусства возможна пауза. Только художник способен перемещать фрагменты прошлого в настоящее, а объекты настоящего в будущее. Здесь еще осталось место для замедления и молчаливого непокоя – одновременно платонова пещера и пещера откровения – где возможно иллюзорное обретение истины. Этот бесценный опыт молчания, в котором существует только «вдох» и «выдох» - «дуновение ради ничего».

 

Ольга Рыбчинская,
арт-критик, куратор, исследователь
куратор Национального павильона Беларуси
на 56 и 58 Венецианской биеннале


“I am interested in the conveying of new information or actual experience through the invisible fields of the earth, water and air, as well as the ability to perceive it in these substances.”
Denis Siniauski

 

The forms and images in his paintings transform, turn into color splashes, planes, become the echo of recognizable subjects. They are modified but retain the memory of what they represent — events. This recognition happens at the level of perception. “The artist seems to break with “standing on the ground” and dematerializes as an observer...” , fixating on the context of the stop. Denis Siniauski engages in a complex inner monologue, where a painting becomes a label of self-interpretation, an attempt of the translational exploration of reality. His peculiar manner is that which lives through him — his intrinsic attitude towards the world.

The world absorbed by the solid media space, in which everything is information and endless exchange, is, in a sense, a fact of modernity. The artist exists in this flow seeking to slow it down. He proposes a perception mode which is represented via constituting a subject or image in a special way. He elaborates such a way of seeing and understanding the world that brings imagination to the forefront. There’s is no longer a need to wait for the "now of recognizability" (Walter Benjamin) or saturate/fill up one’s sight. In other words, we do not perform the act of contemplating a picture, we directly perceive it. And the natural matter becomes the essential integral component in the formation of an artwork, its magical aspect. Symbolically, the painting reverts to its natural origin: the essential axis of a painting recreates it as a subject of the surrounding world. Thus, art is conceived not only through the experience of human life but also in relation to other forms of organic beings.

We are examining the gaze directed at us while standing under this gaze. We see images of the ocean as if its whole essence were looking at us. The artist captures the very substance of sight, involving the viewer, making them part of the work — combining the human and the natural. The observer turns into a poet, crossing over into the space of “absolute fantasy,” finds themselves to be balancing on the border of the painterly. This language extends its influence beyond the moment of direct communication/dialogue, urges the viewer to get back to learning to see the world, think about it.

“Contemplation of the world was replaced by the penetration into it,” the man achieved “the perfection of the abstraction of modern thinking” — Franz Marc wrote in his aphorisms. World, laws, phenomena and their essence have become unimaginable. On the other hand, there is the desire of art to make "visible that which has been perceived secretly" and the dialogue with nature that is still "an indispensable condition of creativity" (Paul Klee). Artist Denis Siniauski explores the "forming forces": the world of symbols, objects of the well-known outer world, which indirectly indicate the depth of the unknown. These are the stories of real life and the mysterious unknown it contains. Embarking on his quest, the artist makes the pictorial canvas the ultimate goal and evidence of this journey, with its pauses and halts.

Today, a pause is only possible in the field of art. The artist alone is capable of moving the fragments of the past into the present, and objects of the present into the future. There is still a place for slowing down and silent unrest — simultaneously a Platonic cave and the cave of revelation, where the illusory truth can still be found. This invaluable experience of silence, in which there is only an “inhale” and “exhale” — “a breath for the sake of nothing”.

 

Olga Rybchinskaya,
art critic, curator, researcher,
Сurator of National Pavilion of the Republic of Belarus
at 56th and 58th International Art Exhibition -
La Biennale di Venezia